barc101

Categories:

Почему уровень смертности в России от Covid-19 так низок?(Перевод CNN)

Оригинал: https://edition.cnn.com/2020/05/13/opinions/russia-low-covid-19-mortality-rate-sepkowitz/index.html

(CNN) В течение почти двух недель три страны возглавляли остальной мир в ежедневном количестве новых инфекций Covid-19: Соединенные Штаты, Россия и Бразилия.

Это имеет некоторый смысл - каждая из них входит в десятку самых густонаселенных стран с населением более 125 миллионов человек, и в каждой из них есть несколько очень многолюдных городов. Кроме того, каждая страна была дезорганизована и не поверила, что болезнь обосновалась в их регионе.

Но одно важное отличие отделяет Россию от двух других народов. По данным Джона Хопкинса, в понедельник в Соединенных Штатах, которые были в разгар пандемии почти два месяца, уровень смертности от Covid-19 составлял 6%; в Бразилии, пострадавшей в течение месяца, смертность составила почти 7%. А в некоторых частях Западной Европы, включая Италию, Францию, Испанию, Бельгию и Великобританию, уровень смертности составил более 10%.

Но в России, где пандемия произошла примерно в то же время, что и в Бразилии, уровень смертности составил менее 1%.

Как это может быть?

Доктор Елена Малинникова, начальник отдела инфекционных заболеваний Министерства здравоохранения России, объясняет это просто: низкая смертность обусловлена своевременным выявлением инфекции, а также тем фактом, что россияне, как правило, обращаются к врачу вскоре после появления симптомов.

Российские журналисты сообщают, что более 60% всех диагностированных в стране случаев были в Москве, где население моложе и здоровее, чем в сельской местности.

Независимо от причины, крайне низкий уровень смертности является довольно неожиданным. Итак, я сравнил различные факторы, чтобы попытаться понять, что происходит.

Разница в тестировании между Россией и Бразилией огромна. Доктор Малинникова и российские лидеры должны быть очень гордыми. На момент написания статьи они протестировали 40,995 человек на миллион населения. Напротив, в Бразилии очень низкий показатель - 3 459 тестов на миллион граждан. (для сравнения, в США показатель составляет 30 937 на миллион).

Как мы видели в Швейцарии, Германии и других странах с обширным тестированием, показатели смертности начинаются с низкого уровня, потому что выявлено очень много случаев, и никогда не переходят к серьезным заболеваниям, хотя по мере того, как эпидемия в Германии вызрела, коэффициент смертности увеличился с менее чем 0,5% до около 4,5%.

Глубокая разница в тестировании действительно может быть главной причиной, но другие факторы могут способствовать риску смерти от инфекции Covid-19, в том числе мужчины, пожилой возраст, болезни сердца, хронические заболевания легких, диабет и ожирение, для которых сравнительная информация по всей стране доступна.

Следует отметить, что в России высокий уровень этих сопутствующих заболеваний, особенно среди мужчин.

К сожалению, ни Россия, ни Бразилия не опубликовали много информации о распределении случаев и смертности в своей стране по возрасту и полу, хотя в конце апреля Бразилия сообщила, что 59% случаев смерти от коронавируса приходилось на мужчин. Однако, согласно данным Всемирного банка, 15% населения России старше 65 лет по сравнению с Бразилией с 9% (в США - 16%). Эта разница предсказывает, что уровень смертности в Бразилии будет ниже, чем в России.

Сердечные заболевания также гораздо более распространены в России, чем в Бразилии. Недавнее исследование показывает, что по любым показателям в России частота осложнений сердечно-сосудистых заболеваний, по меньшей мере, в два раза выше, чем в Бразилии, что является еще одной причиной, по которой смертность от Covid-19 в Бразилии будет ниже, а не выше, чем в России.

Статистические данные о распространенности хронических заболеваний легких по странам отсутствуют. Однако курение, являющееся основной причиной заболеваний легких, чаще встречается в России (57% мужчин и 23% женщин), чем в Бразилии (17% мужчин и 10% женщин). Напротив, смертность от болезней легких ниже в России (14,5 на 100 000), чем в Бразилии (26,6 на 100 000).

В России диабет встречается примерно вдвое реже (6%) по сравнению с Бразилией (10%), в то время как показатели ожирения примерно одинаковы: по состоянию на 2016 г. Россия занимала 70-е место в мире с 23-процентной распространенностью, а в Бразилии - 22% 82-е место в мире. (Для сравнения, у Соединенных Штатов был 12-й самый высокий показатель в 36%).

Таким образом, известные и измеримые факторы риска тяжелой болезни указывают на то, что в России уровень смертности, по крайней мере, сопоставимый, если не выше, чем в Бразилии.

Итак, доктор Малинникова права? Действительно ли разница связана с тестированием и, по-видимому, эффективной российской системой здравоохранения?

Возможно, но могут быть и другие способы объяснить различия. Например, мы не знаем, как Россия приписывает смерть Ковид-19. Если человек с болезнью сердца умирает с инфекцией, какое условие является «причиной»? Как быстро в Москву поступает информация из сельской местности, где уровень смертности может быть выше, учитывая более высокий уровень сопутствующих заболеваний?

А как насчет смертей в домах престарелых - включены ли они как Covid-19, даже если тест не проводился?

Как и в США, и в других местах, точная классификация смерти, связанной с Covid-19, остается очень важной для нашего понимания болезни и эффективности наших попыток борьбы с ней. Однако уверенность в том, как именно человек умер, остается очень трудным определением.

Болезни не зависят друг от друга: у кого-то с сердечно-сосудистые заболевания, как и ожидалось, хуже будет пневмония, чем у кого-то без сердечных заболеваний - но должен ли человек умереть, какова истинная причина смерти? Вероятно, это коллизия болезней, которые в совокупности поражают человека, а не какую-то одну именуемую причину.

Это означает, что причина смерти может быть отклонена так или иначе, оставаясь при этом точной. И с такой болезнью, как Covid-19, где политическая напряженность очевидна во многих странах, эта широта (и искушение ее использовать) напоминает пугающее заявление, обычно приписываемое Иосифу Сталину, хотя далеко не ясно, сказал ли он это: "Имеет значение не тот, кто голосует, а тот кто подсчитывает голоса".

Другими словами, уровень смертности от Covid-19 в России и во всем мире определяется не согласованным на международном уровне определением, а органами власти, которые сообщают. Еще раз, мы можем обнаружить, что наше понимание Covid-19 поставлено в тупик совершенно новой неопределенностью - эта вообще не медицинская, а полностью продукт политических вычислений.

Автор: Кент Сепковиц

Error

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded 

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.